DiscoverMoscow Login

Главные бруталистские здания Москвы

От «дома-корабля» до «домов-книжек»

vdnh_flower_32.jpg

Один из самых узнаваемых архитектурных стилей XX века обычно известен в России как советский модернизм, однако между ними есть разница: в брутализме массивность и простота форм доведены до максимума. Примеров этого стиля в архитектуре Москвы не так много, однако можно проследить его влияние даже в самых известных городских достопримечательностях.

Главную выставку страны принято ассоциировать с роскошью сталинского ампира и обилием декоративных элементов, однако среди достопримечательностей ВДНХ находятся и исключения. Одно из них — павильон «Цветоводство и озеленение», спроектированный под явным влиянием югославского брутализма. Снаружи он состоит из трех массивных каменных кубов с узкими окнами, облицованных мрамором, а в интерьерах почти нет декора — там находятся открытые бетонные конструкции. Павильон сохранил оригинальный облик после конца советской эпохи, а в 2021 году открыл свои двери после длительной реставрации.

Наиболее наглядный пример советского брутализма. Четырнадцатиэтажный жилой дом спроектировали в конце 1970-х годов для работников атомной промышленности, а его дизайн задумывался по подобию атомного реактора. Из-за внешнего сходства и монументального облика здание получило прозвище «дом-корабль», а о его эстетических качествах москвичи спорят до сих пор. В здании по-прежнему находятся жилые квартиры, а посмотреть его внутреннее убранство можно на одной из экскурсий.

Единственный реализованный в Москве жилой квартал по принципу «города в городе»: в 1970-х годах полагали, что жителям района даже не придется покидать его пределы для комфортной жизни. Построили квартал по проекту Михаила Посохина, автора «домов-книжек» на Новом Арбате: четные номера получили дома необычной вытянутой формы со свободной планировкой и двухэтажными квартирами, а нечетные — высокие панельные здания. Дома получились массивными и прямолинейными, но в то же время инновационными — с подземными парковками и переходами между корпусами. Об архитектурной принадлежности района — к брутализму или советскому модернизму — эксперты дискутируют и сегодня. 

Несмотря на то, что идея построить высотные здания вдоль улицы пришла к Хрущёву после экскурсий по американским небоскребам, на фактический облик «домов-книжек» больше повлиял совсем другой архитектурный стиль. Высотки появились уже в брежневскую эпоху: тогдашний главный архитектор Москвы Михаил Посохин спроектировал по четной стороне улицы жилые башни экспериментальной серии 1МГ-601Ж, а по нечетной — административные здания, получившие прозвище «книжки» за необычную полураскрытую форму. Проект не раз критиковали, однако гигантские дома быстро стали одной из наиболее узнаваемых достопримечательностей города.

В облике Останкинской башни отразились главные представления о прогрессе 1960-х годов — космическая эстетика и футуристичность форм. В конструкции бетонного основания башни видно влияние брутализма: из-за иллюминаторов в верхней части она напоминает корпус ракеты, а необычные круглые коридоры телевышки запечатлел Андрей Тарковский в культовом фильме «Солярис». Примечательно, что на момент постройки башня была самой высокой в мире, хотя ее фундамент составляет всего 4,5 метра — это меньше, чем глубина заложения большинства небоскребов.

Фото обложки: ВДНХ

Вам будет интересно

loading

Бесплатно

Сегодня

В выходные

Всегда